Ассоциация
Журнал НЭА
Главная
Новости
Первая октябрьская международная научная конференция по проблемам теоретической экономики
Круглые столы
Российские экономи-ческие журналы: науко-метрия, ранжирование
Отчеты
Реквизиты
Прием статей
Публикационная этика
Регистрация статей
Правила для авторов
Премии Журнала НЭА
Положение о премиях
Организационный комитет
Номинанты
Лауреаты
Органы управления
Порядок формирования
Правление
Редколлегия
Редакционный совет
Международный консультативный совет
Попечительский совет
Целевой капитал
Список жертвователей
Совет по использованию целевого капитала
Способы перечисления средств
Подписка
Подписка на журнал
Спонсоры
Наши спонсоры
Прием пожертвований
24.09.2015

О статье С.М. Дробышевского и П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса», опубликованной в Журнале Новой экономической ассоциации, 2014, No 4 (24), с. 141–158

Редакция ЖНЭА приносит читателям  и профессору Ф. Мишкину  (Frederic S. Mishkin, Graduate School of Business, Columbia University) свои извинения в связи с ситуацией, возникшей при публикации статьи С.М. Дробышевского и  П.В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса».

Соответствующая информация содержится в приводимых ниже  переписке с авторами и  экспертном  заключении по данной статье.

 

С уважением,

В.М. Полтерович

А.Я. Рубинштейн

Главные редакторы ЖНЭА

 

8 августа 2015 г.

Уважаемые Сергей Михайлович и Павел Вячеславович!

Считаем необходимым проинформировать Вас о том, что в редакцию ЖНЭА поступило письмо читателя, где утверждалось, что «в выпуске No 4 (24), с. 141–158 статья… "Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса" является …плагиатом и просто переводом статьи Фредерика Мишкина Monetary  policy strategy: lessons from the crisis 2011». Мы были вынуждены провести экспертизу.  После тщательного анализа (см. приложение) эксперты пришли к заключению, что «два из трех разделов (или примерно 60% текста) статьи Дробышевского и Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса» представляют собой выборочный перевод статьи F. Mishkin "MONETARY POLICY STRATEGY: LESSONS FROMTHECRISIS, NBER Working Paper 16755, 2011".

Мы были бы признательны за разъяснение возникшей ситуации, с тем чтобы при принятии решения мы могли бы учесть вашу точку зрения. Было бы желательно получить ваш комментарий до 7 сентября.

 

С уважением,

В.М. Полтерович

А.Я. Рубинштейн

Главные редакторы ЖНЭА

 

Заключение по статье  С. М. Дробышевского и П. В. Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса»

2014, No 4 (24), с. 141–158

 

Текст содержит значительные пересечения со статьей Mishkin "MONETARY POLICY STRATEGY: LESSONS FROM THE CRISIS", NBER Working Paper 16755, 2011.

Приведем конкретные примеры.

1. Раздел «Денежно-кредитная политика перед глобальным экономическим кризисом»:

Дробышевский, Трунин (стр.143)

Опираясь на данные базовые принципы ДКП, большинство центральных банков перед глобальным экономическим кризисом выработало определенную стратегию ДКП, ключевым элементом которой стало гибкое инфляционное таргетирование (Svensson, 1997). Данный режим ДКП подразумевает обязательство ЦБ стабилизировать инфляцию в долгосрочном периоде, зачастую с установлением определенного целевого значения инфляции, но при этом дает возможность органам денежно-кредитного регулирования в краткосрочном периоде стабилизировать выпуск.

Mishkin (стр.14):

The monetary policy strategy that follows from the eight principles of the new neoclassical synthesis is referred to in the academic literature as "flexible inflation targeting" (Svensson, 1997). It involves a strong, credible commitment by the central bank to stabilize inflation in the long run, often at an explicit numerical level, but also allows for the central bank to pursue policies to stabilize output around its natural rate level in the short run.

Дробышевский, Трунин (стр. 143)

Необходимо отметить, что существуют как ЦБ, открыто объявившие о приверженности режиму таргетирования инфляции, так и ЦБ, неявно следующие данному режиму. В частности, ФРС традиционно уделяет очень большое внимание инфляции, однако в явном виде цели в отношении инфляции не называет. Однако ФРС публикует долгосрочные прогнозы инфляции, которые делают члены Комитета по операциям на открытом рынке. Такие прогнозы фактически являются теми значениями инфляции, на которые члены Комитета ориентируются при принятии решений.

Mishkin (стр.14-15):

Some central banks have announced an explicit numerical inflation objective and treat it as a target, and these are classified a full-fledged inflation targeters, while others are reluctant to be so explicit.

For example, the Federal Reserve has espoused a strong commitment to stabilize inflation, but has not been willing to announce an explicit inflation objective. Instead, the Federal Reserve reports on the individual FOMC participants' projection of inflation in the long run under "appropriate monetary policy". In effect, the Fed provides the long-run inflation objective for each FOMC participant…

Дробышевский, Трунин (стр. 143-144)

Несмотря на указанные различия, в целом политика ведущих ЦБ перед кризисом была достаточно схожей. Они придерживались описанных выше девяти принципов ДКП и стремились стабилизировать инфляцию в долгосрочном периоде. В работе (Svensson, 2002) говорится о том, что любой ЦБ, который де-факто характеризуется целевой функцией, предполагающей межвременную минимизацию разрывов инфляции и выпуска, фактически следует режиму таргетирования инфляции.

Mishkin (стр. 15):

Despite these apparent differences in communication strategy, the basic approach of central banks with an independent monetary policy before the crisis was very similar. They adhered to the eight principles of the new neoclassical synthesis and were willing to conduct monetary policy under a strong commitment to stabilize inflation in the long run. Indeed, Svensson (2002) argues that any central bank that indicates that it will pursue the standard objective function which involves minimizing both inflation and output gap in an intertemporal setting is effectively a flexible inflation targeter.

Дробышевский, Трунин (стр. 144)

…многочисленные исследования правил денежно-кредитной политики перед кризисом показывали, что правила типа правила Тейлора лучше описывали фактическую политику ЦБ в том случае, если включать в них лагированное значение целевой ставки.

Mishkin (стр. 15):

Numerous empirical studies have characterized monetary policy before the crisis using Taylor-style rules in which the policy rate responds to the inflation gap and the output gap; these studies have generally found that the fit of the regression equation is improved by including a lagged interest rate.

Дробышевский, Трунин (стр. 144)

Важной чертой предкризисного моделирования денежно-кредитной политики являлось использование линейно-квадратичной целевой функции органов денежно-кредитного регулирования. Такая функция позволяет сравнительно хорошо описывать оптимальную ДКП в нормальной ситуации, но при наступлении кризиса многие линейные зависимости, описывающие экономическую динамику, нарушаются.

Mishkin (стр. 16):

Although in many ways central banks have conducted monetary policy under a certainty equivalence strategy, central bankers were not completely comfortable with this approach to monetary policy. While a linear-quadratic framework may provide a reasonable approximation to how optimal monetary policy operates under fairly normal circumstances, this approach is less likely to be adequate for thinking about monetary policy when there is risk, even if small, of particularly poor economic performance.

Дробышевский, Трунин (стр. 144)

…нестабильность на финансовом рынке может иметь серьезные негативные последствия для всей экономики. Многие ЦБ в предкризисный период осознавали это и именно поэтому публиковали не только обзоры ДКП, но и обзоры финансовой стабильности. Однако модели общего равновесия, используемые многими ЦБ для анализа ДКП, перед кризисом не рассматривали рынки капитала как важный источник экономических колебаний. В результате ДКП и политика поддержания финансовой стабильности проводились фак-тически независимо друг от друга. Задачей инструментов ДКП считалась минимизация разрывов между инфляцией и выпуском, тогда как за финансовую стабильность отвечали пруденциальное регулирование и надзор.

Mishkin (стр. 16):

Even before the crisis, central bankers were aware that financial disruptions could have a serious negative impact on the economy. This is why many central banks not only issued reports on monetary policy, but also published Financial Stability Reports to discuss potential threats to the financial system. Nonetheless, the general equilibrium modeling frameworks at central banks did not incorporate financial frictions as a major source of business cycle fluctuations. This naturally led to a dichotomy between monetary policy and financial stability policy in which these two types of policies are conducted separately. Monetary policy instruments would focus on minimizing inflation and output gaps. It would then be up to prudential regulation and supervision to prevent excessive risk taking that could promote financial instability.

Дробышевский, Трунин (стр. 144-145)

Опасность для экономики, которую несут в себе пузыри на рынках активов, заставляла многих экономистов перед кризисом заявлять о необходимости ЦБ поднимать процентные ставки, чтобы предотвратить возникновение пузырей (White, 2004; Borio, Lowe, 2002). Они утверждали, что заблаговременная реакция на возникновение пузыря позволит минимизировать негативные последствия, так как рост процентных ставок либо предотвратит появление пузыря, либо приведет к его схлопыванию на раннем этапе.

Mishkin (стр. 18):

The clear cut dangers of asset-price bubbles led some economists before the crisis, both inside and outside central banks — such as Cecchetti and others (2000), Borio and Lowe (2002), Borio, English, and Filardo (2003), and White (2004)— to argue that central banks should at times "lean against the wind" by raising interest rates to stop bubbles from getting out of hand. They argued that raising interest rates to slow a bubble's growth would produce better outcomes because it would either prevent the bubble or would result in a less severe bursting of the bubble, with far less damage to the economy.

Дробышевский, Трунин (стр. 145)

Но существовала и альтернативная точка зрения, одним из ключевых защитников которой был А. Гринспен (Greenspan, 2002); она состояла в том, что органы денежно-кредитного регулирования должны реагировать только на последствия схлопывания пузырей. Во-первых, утверждали сторонники данной точки зрения, пузыри очень сложно выявить. До сих пор не существует надежных методик определения пузырей на рынках активов. Во-вторых, традиционное увеличение процентных ставок может оказаться неэффективным для борьбы с пузырями, так как соответствующие активы обычно характеризуются сверхвысокой доходностью, которую непросто снизить без резкого рост ставок, который, как правило, является нежелательным. В-третьих, пузырь может существовать на рынке только одного определенного актива, тогда как ужесточение ДКП подействует на все рынки. В-четвертых, были разработаны модели (Bernanke, Gertler, Gilchrist, 1999), которые показывали, что рост процентных ставок может привести к более разрушительному схлопыванию пузыря. Наконец, предполагалось, что у ЦБ есть достаточно инструментов для устранения последствий схлопывания пузыря даже при достижении процентными ставками нулевого уровня, таких как управление ожиданиями, валютные интервенции, покупки активов.

Mishkin (стр. 18):

The opposing view to the "leaning against the wind" view that asset prices should have a special role in the conduct of monetary policy over and above that implied by their foreseeable effect on inflation and employment is often referred to as the "Greenspan doctrine," because he strenuously argued that monetary policy should not try to lean against asset price bubbles, but rather should just clean up after they burst (Greenspan, 2002). There are several elements of this argument.

First, bubbles are hard to detect.  …

A second objection against leaning against bubbles is that raising interest rates may be very ineffective in restraining the bubble, because market participants expect such high rates of return from buying bubble-driven assets.

A third objection is that there are many asset prices, and at any one time a bubble may be present in only a fraction of assets. Monetary policy actions are a very blunt instrument in such a case, as such actions would be likely to affect asset prices in general, rather than solely those in a bubble.

Fourth, although some theoretical models suggested that raising interest rates could diminish the acceleration of asset prices, others suggest that raising interest rates would cause a bubble to burst more severely, thus doing even more damage to the economy (Bernanke, Gertler, and Gilchrist, 1999; Greenspan, 2002; Gruen, Plumb, and Stone, 2005; and Kohn, 2006).

Finally, there was a view that the monetary authorities had the tools to keep the harmful effects of a bursting bubble at a manageable level, as long as they respond in a timely fashion.

Столь же тесно текст следует за статьей Мишкина во втором разделе «Денежно-кредитная политика после глобального кризиса».

Таким образом, два из трех разделов (или примерно 60% текста) статьи Дробышевского и Трунина «Эволюция теории и практики денежно-кредитной политики в результате глобального экономического кризиса» представляют собой выборочный перевод статьи F. Mishkin «MONETARY POLICY STRATEGY: LESSONS FROM THE CRISIS, NBER Working Paper 16755, 2011».

Отметим, что в первоначальном варианте текста статьи, поданного авторами в ЖНЭА пересечение было большим. По рекомендации редколлегии был существенно сокращен текст на стр. 2-7, где соответствие между статьей Дробышевского-Трунина и статьей Мишкина было близко к полному. Таким образом, исходно до 2/3 текста представляло сокращенный или выборочный перевод работы Мишкина.

 

2 сентября 2015 г.

Уважаемые Виктор Меерович и Александр Яковлевич!

Благодарим  Вас  за  возможность  высказать  нашу точку зрения на этот неприятный инцидент.

Мы, разумеется, не отрицаем, что первые два раздела основаны в значительной степени на работе Ф.Мишкина "MONETARY POLICY STRATEGY: LESSONS FROM THE CRISIS, NBER Working Paper 16755, 2011" и включают в себя, в том числе, перевод (хотя и с нашими авторскими добавлениями или редакцией) отдельных абзацев данной статьи.

К сожалению, при подготовке текста к печати по недоразумению упоминание  о  статье Мишкина как источники цитирования в первых двух разделах оказалось опущено.

Приносим свои извинения за допущенную оплошность.

 

С уважением,

Дробышевский Сергей Михайлович

Директор по научной работе

Доктор экономических наук, доцент

 

Павел Вячеславович Трунин

К.э.н., руководитель научного направления "Макроэкономика и финансы"

Институт экономической политики имени Е.Т.Гайдара



Вернуться к оглавлению
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 22.05.2019

Контакты