Ассоциация

Кризис заканчивается


М. Ю.  Матовников
Интерфакс-ЦЭА, Москва

Оценка доли проблемных активов, подвергшихся обесценению

Большинство оценок доли проблемных («плохих долгов») кредитов, подвергшихся обесценению, сильно завышены, так как включают кредиты, которые были пролонгированы из-за проблем внутри банковской системы, а не со стороны предприятий.

Существует много оценок проблемных кредитов, подвергшихся обесценению в российских банках. Оценки варьируют от умеренных 15 до 60% кредитного портфеля.

Даже высокие оценки доли проблемных кредитов не предполагают, что все эти кредиты являются безнадежными. Они объединяют как однозначно проблемные активы, подвергшиеся обесценению, так и кредиты, которые были просто пролонгированы или реструктурированы самими банками.

Долю реструктурированных кредитов возможно оценить. Один из популярных способов оценки - сравнение структуры кредитов по срокам на 1 июля 2008 г. и 2009 г. За год доля кредитов предприятиям сроком свыше 12 месяцев увеличилась с 50,6 до 61% фактически в отсутствие нового кредитования. Это означает, что около половины кредитного портфеля было пролонгировано, причем около 10% - на срок свыше 1 года. Таким образом, до 60% кредитного портфеля может быть признано реструктурированным и отнесено к проблемным кредитам, подвергшимся обесценению.

С нашей точки зрения, включать в число проблемных кредитов все пролонгированные кредиты неправомерно. То, что в отсутствие кризиса банков было бы перекредитованием, в кризис становится пролонгацией. Таким образом, сам факт вынужденной пролонгации в значительной мереотражает проблемы самих банков (например, отсутствие кредитных ресурсов), а не предприятий.

Определение проблемных кредитов, подвергшихся обесценению, может серьезно варьировать. Однако как ни парадоксально, оценка итоговых потерь оказывается намного более стабильной. Поэтому принципиально важно выделить именно ту часть кредитного портфеля, где заемщики испытывают реальные проблемы в обслуживании кредитов.

Рынок рублевых облигаций помогает оценить верхний предел доли проблемных кредитов, подвергшихся обесценению. Он составляет не более 12% портфеля.

В отличие от многих стран рынок публичного долга в России (рублевые облигации) имеет ряд институциональных особенностей, которые делают его удобным индикатором будущих проблем в качестве кредитов.

  • Отсутствие кросс-дефолтов. Владельцы российских рублевых облигаций фактически не имеют права требовать погашения ценных бумаг досрочно, если стало известно, что компания перестала обслуживать свои обязательства перед другими кредиторами.
  • Высокие издержки на взыскание долга. В случае дефолта каждый кредитор должен самостоятельно отстаивать свои права в суде, что значительно увеличивает издержки кредиторов и снижает шанс на взыскание задолженности.
  • Необеспеченный долг. Рублевые облигации, как правило, являются необеспеченным долгом в отличие от банковских кредитов, которые, как правило, выдаются под залог имущества заемщика.
  • Наиболее рискованная категория заемщиков. Типичный заемщик на рынке рублевых облигаций - компания с высоким уровнем долга и исчерпанными возможностями заимствований у банков под залог имущества.
  • Наиболее пострадавшие сектора экономики. Многие заемщики на рынке рублевых облигаций относятся как раз к наиболее пострадавшим секторам экономики: розничной торговле, машиностроению, девелопменту. Менее задетые экспортные сектора (например, нефтегазовый) традиционно не брали кредитов на внутреннем рынке в большом объеме, предпочитая иностранные кредиты и еврооблигации.

В итоге в России компании в случае финансовых трудностей, как правило, выбирают дефолт по публичному долгу и продолжение переговоров с банками-кредиторами. Наблюдается большое число случаев, когда дефолтный эмитент облигаций ведет переговоры с банками, но не вступает в контакт с держателями облигаций.

При этом нельзя говорить о «скрытых» проблемах на данном сегменте рынка, так как в отличие от банковских кредитов сокрытие просрочки платежа по рублевым облигациям в течение даже минимального времени невозможно.

В результате можно предположить, что динамика доли просроченных рублевых облигаций от основного долга дает оценку верхнего предела де-факто просроченных кредитов  в общей сумме кредитов небанковскому сектору.

На 31 августа 2009 г. 124 эмитента допустили дефолты по рублевым облигациям на сумму 219 млрд руб. (по данным Cbonds). Эта сумма включает технические дефолты и несвоевременное исполнение оферт по выпускам ценных бумаг. Совокупный объем рынка рублевых облигаций составил 2134 млрд руб. Таким образом, доля облигаций с пропущенными сроками исполнения обязательств составила 10,1% совокупного объема рынка.

Однако стоит обратить внимание на рост рынка рублевых облигаций: за первые 6 месяцев 2009 г. объем вырос на 18,4%. В результате доля дефолтных облигаций сокращается. В отличие от рынка облигаций рынок кредитов только уменьшается, что ведет к дополнительному росту доли просроченных кредитов в портфеле.

Поэтому важно рассмотреть ситуацию, когда объем портфеля облигаций не увеличивается. В этом случае доля просроченных кредитов составила бы почти 12%. Именно эта цифра может рассматриваться как верхний предел доли просроченных кредитов в кредитном портфеле банков.

 

Итоговые потери по кредитному портфелю


Главный риск связан с крупными предприятиями машиностроения.

Крупнейшие предприятия машиностроения в предкризисный период активно привлекали ресурсы без должного обеспечения. Особенно это касается машиностроительных предприятий, которые, как правило, могли предоставить в качестве обеспечения свои производственные фонды, а многие получали кредиты и вовсе под формальное обеспечение.

Смягчает риски в секторе машиностроения только то, что государство уделяет большое внимание поддержке «отечественного производителя», предоставляя средства компаниям отрасли машиностроения в первую очередь.

Риск по строительным кредитам зависит от стадии достройки объекта и возможности банка продолжить финансирование.

Несомненно, самый высокий риск убытков связан с кредитами строительному сектору. Как правило, в предкризисный период в условиях рыночного кредитования банки требовали от хороших заемщиков 25-30% собственного финансирования. В такой ситуации при падении цен вдвое строительные компании полностью теряют вложенные средства, но банк несет потери в размере всего трети от вложенных средств.

Розничное кредитование остается серьезным фактором риска, но итоговые потери прежде всего зависят от уровня безработицы, который достиг 10% работоспособного населения  и стабилизировался.

Внутри розничного кредитования уровень риска, конечно, во многом зависит от вида кредитования, и здесь кризис не привнес ничего нового: несмотря ни на что, ипотека остается одним из наиболее надежных видов кредитования, а экспресс-кредитование показывает максимум потерь. По оценке Интерфакс-ЦЭА, итоговые потери в сфере розничного кредитования останутся на уровне 10% портфеля.

В таблице ниже приведены оценки потерь по розничным сегментам кредитного портфеля. Доли в кредитном портфеле оценены по статистике ЦБР. Эти доли в целом близки долям, которые можно оценить по отчетности по МСФО.

В целом убытки могут быть оценены в 11% кредитного портфеля, что, конечно же, является очень большой цифрой, однако ее надо сравнивать с уже созданными резервами (6,9% кредитного портфеля на 1 июля 2009 г.) и рентабельностью российских банков (табл. 1).

Таблица 1

Оценка отраслевых рисков кредитного портфеля, %

Отрасль / комментарий

Доля в порт-феле

Потери в отрасли

Потери  портфеля

Строительные компании и сектор недвижимости

12

33

4

Торговля

18

5

0,9

Промышленность

10

10

1

Металлургия и нефтегазовый сектор

8

1

0,08

Финансы

12

1

0,12

Транспорт, связь, электроэнергетика

10

1

0,1

Розничное кредитование

24

9,7

2,3

Ипотека

24,4

5

1,22

Автокредиты

20,0

5

1,00

Кредитные карты

4,3

10

0,43%

Неотложные нужды и т.п.

38,8

15

5,83%

Экспресс-кредиты

5

25

1,25

Итого

100

 

11,02

Источник: оценки Интерфакс-ЦЭА.

 

Возможности банков по созданию резервов

 

Кризис оказал негативное влияние на рентабельность российских банков.

В результате кризиса резко упали показатели рентабельности банков. Убытки в основном объясняются необходимостью создания резервов на возможные потери по ссудам, однако в долгосрочной перспективе большое значение имеет также то, в какой степени кризис повлял на способность банков генерировать доход от основной деятельности (табл. 2).

Таблица 2

Факторный анализ падения рентабельности групп банков, в % снижения ROA

 

Рост отчислений в резервы

Изменение операционных расходов

Изменение базовой рентабельности

Все банки

109,3

9,1

-18,4

Сбербанк

130,7

-21,0

-9,8

Государственные банки (без Сбербанка)

201,5

331,2

-432,7

Банки со 100% иностранным капиталом

117,9

-72,7

54,8

Московские банки*

86,6

-17,6

31,0

20 крупнейших московских банков*

96,5

-30,0

33,6

Региональные банки*

68,6

-3,7

35,1

20 крупнейших региональных банков*

69,5

-12,9

43,4

100 крупнейших банков (без Сбербанка)

81,1

-19,1

38,1

* Исключая государственные и иностранные банки.

Источник: расчеты Интерфакс-ЦЭА.

 

Де-факто в группе московских банков (кроме государственных и иностранных) падение рентабельности активов до налогообложения на 3,4 процентных пункта объясняется на 87% ростом отчислений в резервы, на 31% - падением прибыли до резервов и операционных расходов, зато сокращение операционных расходов на 18% снизило возможные потери.

В группе региональных банков фактор падения базовой рентабельности еще более значим: 69% падения прибыли приходится на рост отчислений в резервы, 35% - на снижение базовой рентабельности и менее 4% дала экономия на операционных затратах.

В целом можно сделать вывод, что задача покрытия убытков по кредитам банковской системой практически решена.

В 1 полугодии 2009 г. банки направили на создание резервов 590 млрд руб., т.е. почти 20 млрд долл. (!). Получается, что за год за счет нераспределенной прибыли банки смогут создать резервы в размере около 1 трлн руб., т.е. около 5% кредитного портфеля. Учитывая, что резервы на 1 июля уже составили около 8% кредитного портфеля банков, неудивительно, что потребность в рекапитализации быстро падает со временем.

 

Оценка потребности в рекапитализации банковской системы

Мы провели оценку потребностей банковской системы России в рекапитализации в динамике, чтобы посмотреть, как быстро банковская система России сможет справиться с кризисом без государственной поддержки финансовой устойчивости банков.

Данная оценка учитывает влияние трех важнейших параметров модели, определяющих потребность в капитале.

  • Оценка доли проблемных кредитов, подвергшихся обесценению. Это наиболее очевидный параметр. Нет недостатка в числе подобных оценок, однако методически они серьезно отличаются друг от друга и включают кредиты разной степени проблемности.
  • Оценка доли невозврата по проблемным кредитам, подвергшимся обесценению. Этот параметр часто упускают из вида, в то время как именно он играет решающую роль. Как ни парадоксально, по данному параметру разброс оценок может быть даже меньше, чем в части «проблемных кредитов».
  • Оценка времени, отводимого на решение проблем. Фактор времени при оценке потребностей в рекапитализации является самым важным. Если потребовать от банков создать максимально возможные резервы к ближайшей отчетной дате, значительные потребности в рекапитализации станут очевидны. Однако банки реально продолжают работать, получать доход и «отбивать» таким образом понесенные потери. Те убытки, которые нельзя покрыть за полгода, вероятно, можно покрыть за три года. Фактор времени работает на банки, поэтому вопрос о сроке, отводимом на решение проблем, ни в коем случае нельзя игнорировать.

Наиболее интересно проанализировать оценку потребности в рекапитализации российских банков не на дату, а в динамике.

Мы попытались оценить потребности российской банковской системы в рекапитализации при двух сценариях развития ситуации с просроченными кредитами:

  • при базовом сценарии мы исходим из того, что потери (не доля проблемных кредитов, подвергшихся обесценению, а именно итоговые потери) по кредитам юридическим лицам составят 5%, а по кредитам физическим лицам - 10%;
  • при пессимистическом сценарии мы исходим из того, что потери по кредитам юридическим лицам составят 10%, а по кредитам физическим лицам - 15%.

Естественно, что итоговые результаты очень чувствительны к исходным предположениям модели, однако у этой модели есть одно интересное свойство: она позволяет смотреть на процесс во времени. Для этого мы применили ее к данным по банкам на 4 квартальных даты: 1 октября 2008 г., 1 января 2009 г., 1 апреля 2009 г., 1 июля 2009 г.

Применение модели к данным по банкам показывает стремительное улучшение ситуации за последние месяцы. Результаты моделирования приведены в табл. 3.

Таблица 3

Динамика потребности банковской системы в рекапитализации на 12-месячном горизонте от отчетной даты

 

01.10.2008

01.01.2009

01.04.2009

01.07.2009

Базовый сценарий

 

 

 

 

   число банков

24

8

10

4

   активы банков, млрд руб.

2186,7

323,1

410,4

206,9

   активы банков, в % от активов банковской системы

8,9

1,2

1,4

0,7

   потребность в рекапитализации, млрд руб.

15

5

6

2

Пессимистический сценарий

 

 

 

 

   число банков

101

58

41

48

   активы банков, млрд руб.

9138,1

4645,4

2731,3

2824,6

   активы банков, в % от активов банковской системы

37,2

16,6

9,6

10,2

   потребность в рекапитализации, млрд руб.

180

84

50

32

Источник: расчеты Интерфакс-ЦЭА.

 

Сразу обращает на себя внимание тот факт, что потребность в рекапитализации оказывается совсем небольшой по сравнению с альтернативными оценками. Это объясняется, в частности, тем, что улучшение показателей в рамках модели отражает уже осуществленные к концу 2008 г. или 1 полугодию 2009 г. усилия по рекапитализации банков, в частности ВТБ и ряда других крупных банков. Кроме того, в рамках модели банки создают резервы, в том числе за счет собственного капитала. Если сейчас у банка коэффициент достаточности капитала больше 10%, он может себе позволить понести убыток, при этом не нарушая норматива достаточности капитала.

В масштабах всей банковской системы объем «свободного капитала» (т.е. разности между фактическим объемом капитала и величиной капитала, необходимой для поддержания минимально допустимого коэффициента достаточности) можно оценить в 700 млрд руб.

Подводя итог, можно сделать вывод, что проблема плохих долгов в основном решена. И она практически не требует вмешательства государства.

Поступила в редакцию 02.12.2009 г.




Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 15.08.2019

Пользовательское соглашение | Контакты