Ассоциация

Проблемные активы российского банковского сектора: оценки и пути решения


А.А. Хандруев

Ассоциация региональных банков России, Москва

А.А. Чумаченко

Консалтинговая группа «Банки. Финансы. Инвестиции» (БФИ), Москва

С.В. Макрушин

Консалтинговая группа «Банки. Финансы. Инвестиции» (БФИ), Москва

 

 

Российская экономика оказалась в числе наиболее пострадавших от кризисных явлений второй половины 2008 г. Столкнувшись с резким ухудшением внешнеэкономической конъюнктуры, она лишилась факторов, являвшихся ключевыми для ее роста на протяжении последних нескольких лет: избыточных поступлений от экспорта энергоносителей и притока дешевых внешних заимствований. Процесс адаптации экономики к изменившимся внешним условиям сопровождался резким падением стоимости финансовых активов и масштабным увеличением спроса на иностранную валюту. Предпринятые Правительством РФ и Банком России меры по поддержанию ликвидности и рекапитализации позволили избежать системного банковского кризиса, обеспечить нормальное функционирование платежной системы страны, предотвратить панику вкладчиков и в определенной мере поддержать фондовый рынок.

Со второй половины 2009 г. характер угроз, стоящих перед банковским сектором, существенным образом трансформировался. Принятые российскими властями меры позволили ослабить негативное влияние глобального экономического кризиса на национальную банковскую систему и значительно снизить риск потери ликвидности, валютные и фондовые риски. Смягчение указанных угроз обозначило завершение первой волны финансового кризиса в России. Вместе с тем динамика показателей развития банковского сектора указывает на ощутимый рост новых рисков, в первую очередь вызванных ухудшением качества кредитных портфелей банков и снижением доходности операций вследствие стагнации спроса на банковские услуги и удорожания фондирования.

Необходимо отметить, что потенциал потерь по кредитным операциям банков остается достаточно высоким. Это объясняется тем, что, во-первых, в конце текущего года истекает срок действия Указания Банка России № 2156-У (23 декабря 2008 г.), предоставлявшего право банкам не ухудшать при определенных условиях категорию качества проблемной ссуды. Соответственно, в январе следующего года весьма вероятен всплеск отчислений в резервы. Во-вторых, сложность реализации залогового обеспечения и заметное падение его рыночной стоимости в настоящее время ведут к увеличению потерь кредитных организаций. В-третьих, меры государственной поддержки, направленные на повышение устойчивости банковского сектора, могут быть доступны лишь узкому кругу кредитных организаций. Возможности большей части банков улучшить качество собственных кредитных портфелей существенно ограничены. Их работа сводится к реструктуризации просроченных ссуд, переуступке третьим лицам прав требований по проблемным долгам и списанию с баланса безнадежных к взысканию кредитов. В условиях высоких рисков объемы кредитования утратили чувствительность к изменениям процентных ставок. Даже кардинальное снижение ставки рефинансирования, как показывает мировая практика, не в состоянии разорвать «порочные круги развития», когда ухудшение экономической ситуации и финансового положения заемщиков приводят к нарастанию и ужесточению условий кредитования, что, в свою очередь, углубляет рецессию и рост убыточности предприятий.

Обременение банков проблемными активами создает реальную опасность их массовых банкротств, что опять может потребовать колоссальных вливаний государственных средств. Для восстановления доверия между кредиторами и заемщиками в интересах стимулирования экономического роста необходимы меры по расчистке балансов коммерческих банков. В этой связи вызывает опасения тот факт, что к настоящему времени нет ясности относительно решения проблемы «плохих» активов. Однозначно негативную позицию относительно создания специализированного агентства по реструктуризации просроченной задолженности занимает Банк России. Нет ясности и в подходе Правительства Российской Федерации к решению проблемы «плохих» активов. Складывается впечатление, что работа по урегулированию просроченной задолженности пущена на «самотек». На практике имеют место различные варианты - от «захоронения» проблемных кредитов в околобанковских ПИФах до переуступок с большим дисконтом или списаний в убытки. В этих условиях появляется опасность «дикого» передела собственности - от рейдерских захватов до скупок за бесценок акций и имущества дебиторов (рис. 1).

 

Рис. 1.

Оценка уровня просроченной и проблемной задолженности на конец 2009 г.

 

Из сказанного вытекает, что поиск решения проблемы «плохих» долгов является ключевой для поддержания устойчивости банковского сектора задачей, поскольку по различным оценкам и сценариям до 30% ссуд совокупного кредитного портфеля банков может перейти в категорию проблемных и безнадежных к середине 2010 г. При этом большинством экспертов определен критический для системы уровень - в 20-25% просрочки. В этой связи становится все более очевидным, что для восстановления доверия между кредиторами и заемщиками в интересах стимулирования экономического роста необходимы меры по расчистке балансов коммерческих банков.

На данный момент в банковском сообществе отсутствует единое мнение относительно перспектив роста просроченной задолженности. Для получения представления о различных прогнозах доли «плохих» долгов в российской банковской системе, публиковавшиеся количественные оценки представлены в графической форме. В связи с тем что в России сосуществует два подхода к количественной оценке уровня проблемной задолженности, оценки были разделены на две группы. В просроченную задолженность включают только невнесенную в срок часть кредита, а к проблемной задолженности относят все тело кредита с низким качеством обслуживания (IV и V группы в соответствии с Положением Банка России № 254-П от 26 марта 2004 г.). Оценки уровня просрочки находятся в интервале от 8 до 20%, при этом основная масса оценок не превышает уровня 15%. Оценки проблемной задолженности находятся в более ограниченном интервале от 20 до 25%, однако большая их часть сделана рейтинговыми агентствами.

На основании данных Банка России и Росстата Консалтинговой группой «Банки. Финансы. Инвестиции» (БФИ) была построена модель, целью которой был прогноз объема проблемной задолженности нефинансового сектора российским коммерческим банкам на начало II квартала 2010 г. Исходными данными послужили показатели трех кварталов 2009 г. При разработке методики прогноза основное внимание было уделено оценке финансового положения предприятий, которое в ближайшей перспективе будет определяться двумя основными факторами - низкими финансовыми результатами операционной деятельности, обусловленными падением спроса, и высокой долговой нагрузкой, вызванной недоступностью новых заимствований.

Был рассмотрен базовый сценарий развития событий, подразумевающий инерционное течение кризисных явлений в экономике. Было принято, что динамика выдачи кредитов до конца года будет совпадать с трендом, сформировавшимся после окончания девальвации рубля, а финансовый результат предприятий в последующих кварталах останется на уровне второго полугодия 2009 г. Также было сделано допущение, что, несмотря на наблюдаемое увеличение неплатежей в расчетах между предприятиями до конца 2009 г., этот фактор не окажет существенного влияния на выполнение обязательств перед банками. Интегральный прогноз показывает, что доля просроченной задолженности нефинансового сектора перед банками к началу II квартала 2010 г. по данным РСБУ составит 9%, а проблемной задолженности - 24% (рис. 2).

Рис. 2.

Динамика просроченной задолженности

 

Анализ роста проблемной задолженности нефинансового сектора проводился с учетом отраслевой специфики финансового положения предприятий. На основании данных Банка России о распределении задолженности, для проведения анализа были выбраны наиболее значимые для кредитного портфеля отрасли, суммарная доля которых составляет 65% всех займов нефинансового сектора. В разработанной методике определение доли неплатежей по кредитам основано на анализе финансового положения типичных (модельных) представителей рассматриваемых отраслей. Переход от макроэкономических данных к финансовым показателям компаний в методике был сделан на основе допущения о том, что в каждой отрасли работает большое число однородных предприятий, различающихся только по уровню финансового результата. Было принято, что в современных условиях низкой доступности кредитования условием отказа предприятия от обслуживания кредита является исчерпание его ликвидных активов, что проверялось на финансовой модели репрезентативного предприятия (рис. 3).

 

Рис. 3.

Доля проблемных кредитов к концу I квартала 2010 г. в отраслях

(размер окружности - объем задолженности секторов), где

 

1 - оптовая и розничная торговля;

2 - операции с недвижимостью, аренда;

3 - строительство;

4 - сельское хозяйство;

5 - транспорт и связь;

6 - металлургическое производство;

7 - добыча полезных ископаемых кроме топливно-энергетических;

8 - пищевая промышленность;

9 - добыча топливно-энергетических полезных ископаемых;

10 - производство и распределение электроэнергии, газа и воды;

11 - производство транспортных средств;

12 - производство машин и оборудования;

13 - химическое производство;

14 - производство стройматериалов;

15 - целлюлозно-бумажное производство;

16 - производство кокса и нефтепродуктов;

17 - обработка древесины и производство изделий из дерева

 

Сравнение прогнозируемого уровня проблемных кредитов в различных отраслях подтверждает тот факт, что в наибольшей степени в результате кризиса пострадают отрасли, обслуживающие инвестиционный контур экономики. Производство транспортных средств и оборудования, строительный кластер (включающий строительство, производство прочих неметаллических минеральных продуктов и частично добычу неэнергетических полезных ископаемых) испытывают наиболее значимое снижение спроса и, как следствие, - демонстрируют наибольший риск отказа от обслуживания кредитов. Напротив, отрасли, в значительной мере ориентированные на внешний рынок или обслуживающие операционную деятельность предприятий и населения, пострадают от кризиса в меньшей мере, и качество их долгов окажется на более высоком уровне. Необходимо отметить, что прогноз высокого уровня «плохих» кредитов в сельском хозяйстве, по всей видимости, существенно завышен, так как примененная методика не учитывает высокого уровня государственной поддержки и сезонной специфики этой отрасли.

В рамках дискуссии о мерах, способных сдвинуть ситуацию с мертвой точки, рано или поздно в поле зрения попадает вопрос о целесообразности запуска программы выкупа проблемных ссуд и создания банка «плохих» активов (агентства проблемных активов). С одной стороны, очистка балансов кредитных организаций от «плохих» долгов потребует выделения значительно большего объема бюджетных средств в сравнении с рекапитализацией (объем проблемных активов может быть оценен на уровне свыше 2,2 трлн руб.). С другой стороны, в ее поддержку можно привести ряд важных аргументов. Во-первых, программа выкупа активов при условии ее запуска существенно расширяет круг банков, получающих доступ к государственному финансированию. Ключевыми ее параметрами должны стать не характеристики кредитных организаций-участников (в частности, в стороне может быть оставлен вопрос о критериях социальной значимости кредитной организации), а требования к приобретаемым активам. Освобождение от бремени проблемных ссуд позволяет менеджерам банков сконцентрироваться на вопросах развития бизнеса, что создаст ясный стимул для кредитного рынка. Можно предположить, что сам факт резервирования большого объема средств под выкуп проблемных активов повлияет на ожидания финансовых посредников. Тем не менее рекапитализация и выкуп долгов не должны рассматриваться в качестве взаимоисключающих друг друга стратегий. На практике эффективность одного механизма может быть существенно повышена путем параллельного использования другого.

Как показывает практика ведущих промышленно развитых стран (США, Великобритания, Германия), задачу урегулирования проблемной задолженности решать рано или поздно, но все равно придется. При этом речь идет не о «всепрощении» долгов, а о выборе модели их расчистки, которая минимизировала бы потери государства и не давала искусственных преференций отдельным банкам.

Мировой опыт в целом свидетельствует о высокой эффективности корпораций (агентств) по управлению активами в разрешении кризиса «плохих» долгов, что позволяет рекомендовать использовать данный подход в российских условиях. С учетом российской специфики целесообразно сформировать данные структуры на следующих принципах.

1.      Организационно-правовой статус. Деятельность Корпорации по управлению проблемными активами (КУПА) связана с использованием полномочий, для получения которых требуется принятие специального законодательного акта. В качестве организационно-правовой формы такой корпорации предпочтительней выглядит государственная корпорация. Закон о КУПА должен установить четкие временные рамки деятельности корпорации (не менее 3 лет), наделить ее полномочиями осуществлять ликвидационные процедуры, а также предоставить корпорации налоговые льготы (в частности, по уплате налога на прибыль). Капитал КУПА может быть сформирован за счет государственных облигаций. Такая корпорация должна быть напрямую подотчетной Минфину России. При этом в состав ее надзорного органа (Наблюдательного совета), наряду с представителями Правительства РФ, должны быть включены руководящие лица Банка России и Агентства по страхованию вкладов.

2.      Функции и стратегия деятельности. В российских условиях Корпорации по управлению проблемными активами может быть предложена смешанная модель деятельности. В рамках одной организационной структуры предлагается, по сути, создать два обособленных направления.

А. Управление активами, ориентированное на быструю реализацию или ликвидацию приобретенных проблемных ссуд. Операции в рамках этого направления не должны ограничиваться обращением взыскания на имущество должников и поиском банков, готовых приобрести крупные портфели проблемных ссуд. В качестве его стратегической цели необходимо рассматривать стимулирование развития национального рынка токсичных активов, в том числе путем организации кредитных аукционов, создания платформы секьюритизации проблемных ссуд (на базе закрытых кредитных паевых инвестиционных фондов).

Б. Реструктуризация кредитов, предполагающая длительную работу, направленную на восстановление и поддержание платежеспособности заемщиков. Стратегия данного направления деятельности предполагает использование широкого набора инструментов (в том числе корпоративной реструктуризации) в целях повышения кредитного качества ссуд вплоть до улучшения макроэкономических условий деятельности предприятий (рис. 4).

3. Финансовая модель. Основным источником финансирования деятельности КУПА должна стать эмиссия облигаций, гарантированных государством, в обмен на приобретаемые активы. Необходимо, чтобы данные бумаги по уровню кредитного риска соответствовали нулевому коэффициенту при расчете норматива достаточности капитала. Срочность и структура погашения бумаг должны соответствовать характеристикам наиболее емкого сегмента рынка государственных облигаций. В целях поддержания рыночной ликвидности данных бумаг их можно включить в Ломбардный список Банка России, их также должны принимать в качестве средства платежа при проведении кредитных аукционов для частных инвесторов. Управление ликвидной позицией КУПА требует привлечения рефинансирования от Банка России, для чего может быть открыта специальная кредитная линия. В перспективе источником средств для корпорации может стать секьюритизация определенного класса активов (например, кредитов малым предприятиям).

 

Рис. 4.

Возможная схема финансирования деятельности Корпорации (агентства) по управлению проблемными активами (КУПА)

 

4. Требования к банкам-участникам программы и критерии выкупа ссуд. Запуск программы выкупа активов необходимо согласовать со снижением в определенный срок уровня проблемной задолженности для кредитных организаций. Стимулом для участия в программе может стать возможность привлечения субординированного займа, ослабление нормативных требований (в том числе требований к банкам-участникам АСВ), а также альтернатива обязательного списания ссуд за счет резервов по номиналу. В качестве приоритетных для выкупа с целью последующей реструктуризации следует рассматривать крупные ссуды заемщикам, имеющим также обязательства перед другими кредиторами.

5. Механизмы ценообразования и разделения рисков. Выкуп проблемных активов должен осуществляться по справедливой стоимости, определяемой корпорацией. В качестве механизма разделения рисков может быть использована схема, в рамках которой определенный объем выигрыша от реализации или реструктуризации ссуды корпорацией перераспределяется в пользу банка-оригинатора. При этом КУПА должна сохранить за собой право предъявления регресса к кредитной организации по части возможного убытка от приобретенной ссуды.

Поступила в редакцию 30.11.2009 г.




Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 15.08.2019

Пользовательское соглашение | Контакты