Ассоциация

Российские банки: как выдержать "полный штиль"...


Н.С. Иванова

Центр макроэкономических исследований
Сбербанка России, Москва

К.В. Юдаева

Центр макроэкономических исследований
Сбербанка России, Москва[1]

 

Гораздо трудней не свихнуться со скуки,

и выдержать полный штиль.

А. Макаревич

Глобальный финансово-экономический кризис 2007-2009 гг. тяжело сказался на российской банковской системе. Кризис ликвидности сменился кризисом плохих долгов, спад ВВП привел к резкому падению спроса на кредиты со стороны платежеспособных заемщиков, а снижение инфляции ведет к снижению маржи. Поэтому ситуация остается сложной, но «вторая волна» маловероятна.

Ключевые слова: банки, банковский кризис, финансовый кризис.

Классификация JEL: G21, G01.

 

 

Так называемая «первая волна» кризиса бушевала на банковском рынке России всю осень 2008 г. Отток капитала и обвал фондового рынка в III квартале привел к острейшему кризису ликвидности. Население начало активно снимать деньги с депозитов (за сентябрь-декабрь рублевые депозиты снизились на 14%), в результате чего несколько банков либо перестали существовать, либо перешли во владение ВЭБа, других коммерческих банков или АСВ. На фоне постепенной девальвации осени-зимы 2008-2009 гг. население активно покупало иностранную валюту (всего было закуплено около 50 млрд долл.) и переводило свои рублевые депозиты в депозиты в иностранной валюте. Одновременно заемщики, как крупные, так и мелкие, стали пытаться переводить свои кредиты из валютных в рублевые. Все это могло бы дополнительно ухудшить ситуацию в банках, но нарастание этой первой волны остановила политика Банка России. ЦБ одновременно выдавал беззалоговые кредиты и проводил постепенную девальвацию. Несмотря на сравнительно высокие ставки процентов по беззалоговым кредитам, размеры девальвации позволяли получать прибыль за счет вложения полученных денег в валюту. Именно этот арбитраж на операциях Банка России и позволил банкам заработать средства для поддержания своей устойчивости.

Весной 2009 г. в среде профессионалов было много разговоров о возможной второй волне кризиса. Спад ВВП почти на 11%, падение промышленного производства в обрабатывающей промышленности на 40-80%, рост безработицы и снижение доходов населения создали условия для роста плохих кредитов. Объем таких долгов стал быстро расти, он измеряется такими показателями отчетности, как рост просроченной задолженности (с 2,5% на начало года до 5,8% в октябре), увеличение резервов (с 3,6 до 6,3%) и рост доли кредитов 4-5-й категории качества (8,8% в конце сентября). При этом понятно, что большинство банков было не заинтересовано в том, чтобы раскрывать реальное положение дел, поэтому данные показатели, скорее всего, занижают фактическое количество плохих активов. Представление о реальном объеме плохих активов дает статистика Альфа-банка и МДМ-банка, которые по определенным причинам заняли агрессивную стратегию - раскрыть полный объем прогнозируемых плохих долгов. О еще более высоком реальном уровне просроченной задолженности свидетельствуют данные опроса предприятий, проведенного ЦМИ Сбербанка совместно с лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП. По данным этого опроса, просрочку по кредитам в 2009 г. допустили 18% предприятий. О возможной просрочке платежей по кредитам в IV квартале заявляют уже 27% предприятий, но только 5% оценивают эту вероятность как высокую.

Необходимость реструктуризации плохих долгов можно считать своего рода второй волной кризиса, но в силу ряда обстоятельств она приняла форму «скрытых подводных течений». Благодаря политике ФРС и других крупнейших банков мира, обеспечивших массированное предоставление ликвидных средств экономике, в марте 2009 г. на мировых фондовых рынках, включая российский, начался подъем. Отток капитала из России постепенно сменился притоком, и вполне значительным: во II квартале 2009 г. чистый приток капитала составил 4,4 млрд долл. Рубль постепенно начал дорожать (по отношению к доллару и другим валютам), в результате чего российские вкладчики вновь стали переводить вклады в рубли. Ликвидность на рынке повысилась, ставки денежного рынка пошли вниз. Благоприятная ситуация с ликвидностью позволила банковскому сектору скрыто, без видимых потрясений, переживать кризис плохих долгов. Одновременно у банков появилась возможность заработать прибыль на быстром росте фондового рынка: индекс РТС вырос с марта по ноябрь на 180, а ММВБ - на 115%. В результате прибыль банковского сектора выросла с 6,8 в конце второго квартала до 31,2 млрд руб. в конце третьего (что пока еще не сопоставимо с 409 млрд руб. прибыли за 2008 г., или 508 млрд руб. за 2007 г.).

В целом во II-III кварталах 2009 г. ситуация в российских банках мало отличалась от ситуации в банковском секторе в основных странах мира (США, ЕС и др.). На балансах банков накопилось довольно много плохих активов, но относительно большая маржа на кредитных операциях и большие прибыли от вложений в ценные бумаги на фоне устойчивой ситуации с ликвидностью позволяли банкам зарабатывать прибыль для поддержания себя на плаву и постепенной компенсации потерь от плохих долгов.

 

Ситуация с кредитованием

В сложившейся ситуации, когда в банковской сфере имеет место кризис плохих долгов, который не выходит наружу, благодаря хорошей ситуации с ликвидностью, существует угроза появления зомби-банков, т.е. банков, продолжающих выполнять расчетную функцию, но из-за недостатка капитала не способных выполнять кредитную функцию и брать на себя новые риски. Существует ли эта проблема в России, и может ли она получить разрешение без участия государства?

Рис. 1.

Индекс банковских кредитов в рублях и иностранной валюте

 

В докризисный период в России наблюдался настоящий кредитный бум: темпы роста кредитования составляли более 30% в год, и их замедления было не избежать (рис. 1). В связи с этим большой интерес представляет вопрос о том, в какой мере ситуацию во время кризиса можно рассматривать как резкое снижение объемов кредитования банками (или кредитное сжатие), а в какой степени ситуация вызвана снижением спроса на кредиты.

На наш взгляд, резкое сокращение кредитования (или собственно кредитное сжатие), имело место во время той самой первой волны кризиса, случившегося осенью 2008 г. Об этом свидетельствует индекс доступности кредитования, разрабатываемый лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП. В IV квартале 2008 г. доля предприятий «с нормальной доступностью кредитов» резко снизилась с 63 до 17% опрошенных (рис. 2). Интересно отметить, что объемы кредитования экономики в это время продолжали расти. На наш взгляд, такая противоположная динамика двух измерителей доступности кредитов связана со следующим. В IV квартале 2008 г. из-за кризиса ликвидности на российском рынке и кризиса доверия на глобальных рынках российские банки действительно резко ухудшили условия кредитования бизнеса и существенно снизили объемы нового кредитования среднего и мелкого бизнеса, а также физических лиц. Одновременно резко повысился спрос на кредиты российских банков со стороны крупнейших российских компаний. Эти компании традиционно получают кредиты за рубежом, но в связи с девальвацией, а также с кризисом доверия на мировых рынках они решили рефинансировать свои зарубежные кредиты внутри страны или обезопасить себя путем получения новых кредитных линий от российских банков. Рост спроса со стороны этих компаний, считавшихся относительно низко рисковыми, был настолько велик, что, несмотря на резкое ухудшение доступности кредитов для прочих компаний, общий объем кредитования продолжал быстро расти. Возможно, наблюдалось расширение фиктивного кредитования: банки, имеющие ограниченные возможности конвертировать рублевые кредиты в валютные из-за ограничений, введенных Банком России, договаривались с клиентами об их кредитовании для проведения подобных операций.

а)

б)

Рис. 2.

Нормальная доступность кредитов по размерам предприятий (а) и по формам собственности предприятий (б), %

Источник: ИЭПП.

 

После окончания периода постепенной девальвации, а особенно после возобновления притока капитала ситуация начала меняться. Индекс удовлетворенности доступностью кредитов начал расти. Это говорит о том, что банки постепенно стали снимать излишние ограничения, введенные на пике кризиса. Начала снижаться и процентная ставка. В результате на настоящий момент для крупных и средних предприятий доступность кредитов существенно повысилась. Наибольший рост наблюдается в группе крупных предприятий, что, видимо, может быть связано и с появлением возможностей у большого числа подобных предприятий получить государственную гарантию по кредитам и выходить на рынки облигаций. В малом бизнесе ситуация пока остается относительно напряженной.

Тем не менее на сегодняшний момент основным фактором снижения объемов кредитования является не низкий уровень предложения, а упавший спрос на кредиты, что подтверждается моделью банковских кредитов, построенной в Центре макроэкономических исследований Сбербанка России на основе данных за январь 2003-август 2009 гг. Модель представляет собой векторную модель коррекции ошибок, в рамках которой идентифицируются долгосрочные (равновесные) уравнения спроса и предложения кредитов. Используя оценки влияния факторов в долгосрочных уравнениях спроса и предложения кредитов, можно сделать вывод (рис. 3), что собственно кредитное сжатие имело место осенью 2008 г., а начиная с марта 2009 г. предложение кредитов со стороны банков постоянно росло и летом оказалось даже немного выше фактического объема кредитования. Спрос же на кредиты, снижение которого осенью 2008 г. началось несколько позже, чем снижение предложения, и в середине 2009 г. продолжает уступать динамике фактической величины кредитов. Следует отметить, что поскольку почти четверть всех кредитов приходится на кредиты в иностранной валюте, фактический объем кредитов продолжал расти вплоть до начала 2009 г. и дальше претерпел лишь незначительное снижение.


Рис. 3.

Кредиты: фактические значения, спрос и предложение.

Источник: ИЭПП.

К подобным же выводам приводит и опрос предприятий промышленности, проведенный ЦМИ Сбербанка совместно с лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП в III квартале текущего года. По данным этого опроса 48% опрошенных предприятий собирались обратиться за кредитом в IV квартале 2009 г., причем 35% - в связи с окончанием срока предыдущего кредита на оборотные средства и еще около 5% - за рефинансированием инвестиционных кредитов. Таким образом, 80% всех кредитов - это кредиты на рефинансирование существующих кредитов. При этом более 36% компаний отвечают, что им не нужны кредиты для компенсации снижения спроса на продукцию и остановки инвестиционных программ (рис. 4).

 

Рис. 4.

Опрос в III квартале 2009 г.: «Собирается ли ваше предприятие в IV квартале 2009 г. обратиться в банк за новым кредитом?»

Источник: ЦМИ Сбербанка совместно с лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП.

 

 

Таким образом, в настоящий момент предложение кредитов не является фактором, ограничивающим рост кредитования. Но нельзя исключить ситуации, когда в перспективе, на фоне оживления в реальном секторе, банковский сектор станет тормозом развития из-за скрытых кризисных процессов.

 

Риски IV квартала и будущих периодов

На наш взгляд, IV квартал 2009 г. и 1 квартал 2010 г. может оказаться не менее, а возможно и более сложным для российских банков, чем II и III кварталы. Кризис плохих долгов продолжился: как отмечалось ранее, 27% предприятий, опрошенных ЦМИ Сбербанка совместно с ИЭПП в конце III квартала, ответили, что в IV квартале они могут допустить просрочки, хоть и не всегда с большой вероятностью. Индексы настроений менеджеров, разрабатываемые той же лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП, и индекс PMI ВТБ и Markit показывают, что экономический рост, начавшийся в III и ускорившийся в IV квартале, тем не менее не является устойчивым, что подтверждает ожидания новых плохих долгов.

Одновременно у банков заканчиваются возможности получения легких прибылей, которые и позволяли им оставаться на плаву все предыдущие месяцы. За октябрь и первую половину ноября 2009 г. цены на фондовых рынках России (на РТС) снизились на 1,5, на ММВБ - на 3,9%. Таким образом, фондовый рынок перестал быть надежным способом зарабатывать прибыль. Одновременно идет быстрое сокращение банковской маржи при осуществлении кредитных операций, причем для многих банков маржа рискует вообще стать отрицательной. В начале года, когда перед банками остро стояла проблема ликвидности, а Банк России осуществлял постепенную девальвацию, многие банки резко повысили процентные ставки по срочным вкладам. Но стабилизация ситуации на денежном рынке и быстрое снижение темпов инфляции позволили Банку России начать активное последовательное снижение процентных ставок, по которым банковская система получает ликвидность. В связи с возобновлением притока капитала и доступностью кредитов Центрального банка стали падать и ставки кредитования, особенно для крупнейших заемщиков. Таким образом, часть банков попала в «вилку» между высокими ставками привлечения средств по вкладам и снижающимися ставками кредитования. Банковская маржа в результате также сократилась, что привело к снижению прибыльности.

Такая ситуация ограничивает возможности банка восстанавливать капитал за счет прибыли. В случае сохранения хорошей ситуации с ликвидностью эта проблема может и не привести к усилению видимых кризисных явлений в финансовом секторе. Однако, скорее всего, в случае возобновления роста спроса на кредиты частные банки будут ограничены в средствах на развитие кредитования. Исключение могут составить те банки, собственники которых смогут доложить собственный капитал, или те, чьи размеры и репутация позволяют выйти для привлечения капитала на рынок. Поэтому второй волны кризиса, видимо, не будет, но и «полный штиль» создаст многим банкам серьезные проблемы.

Поступила в редакцию 20.11.2009 г.

 

 

N.S. Ivanova,

Center for Macroeconomic Research Sberbank, Moscow,

K.V. Yudaeva,

Center for Macroeconomic Research Sberbank, Moscow

 

Russia's banks: how to endure "complete calm"

In 2007-2009, global financial crisis had a significant negative impact on the Russian banking system. Liquidy crisis was followed by bad loans crisis, and massive GDP decline resulted in massive decline in the demand for loans from remaining good borrows. Finally, fast decline in inflation leads to decline in interest margine. Therefore, the situation in the banking sector remains problematic, however, the probability of the 2nd wave is low.

Keywords: banks, banking crisis, financial crisis.

JEL classification: G21, G01.

 


[1] Авторы благодарят М. Годунову и М. Каменских за помощь в написании работы и проведении расчетов.




Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 15.08.2019

Пользовательское соглашение | Контакты