Ассоциация

Кризис и перспективы российской экономики


А.Д.Некипелов

 

С января по июль 2008 года мировой финансовый кризис, бушевавший на Западе, казалось бы, не предвещал особых неприятностей для российской экономики. Валовой внутренний продукт увеличился на 7,5% по сравнению с соответствующим периодом 2007 года, инвестиции в основной капитал - на 15,4%, потребление населения - на 15,3%. Ободряющей была и статистика первого квартала, характеризовавшая потоки товаров, услуг и капитала в Россию и из нее: актив по текущим статьям платежного баланса составил 37,7 млрд. долл., приток прямых иностранных инвестиций - 20,2 млрд. долл. при оттоке в 16,2 млрд. долл.

«Первый звонок» прозвенел в июле, когда начался уход капитала с российского фондового рынка. По мнению некоторых экспертов, такое развитие событий было связано с его перегревом. Мне кажется причина в ином: иностранным инвесторам, игравшим ключевую роль на российском рынке ценных бумаг, срочно потребовались средства для покрытия огромных убытков от вложений в производные инструменты, уходившие корнями в американскую ипотеку. Не случайно, отток спекулятивного капитала произошел в этот период практически во всех странах, относимых к категории «возникающих рыночных экономик».

Процессы, происходившие на фондовом рынке, поначалу не вызвали особой обеспокоенности у властей. Однако уже в августе стало ясно, что они далеко не безобидны. Отток капиталов вызвал падение фондовых индексов и сильное давление на курс рубля в сторону его понижения. В результате критическим стало состояние внешней задолженности частного сектора, составлявшей в конце первого квартала 2008 года 436 млрд. долларов (в том числе банковского сектора - 171 млрд. долларов). Снижение курса рубля резко увеличивало стоимость обслуживания долга, а обесценение акций требовало мобилизации заемщиками значительных средств для пополнения залога по привлеченным ими кредитам.

Поддержка рубля и заявление о готовности помочь российским банкам и корпорациям в рефинансировани внешних долгов стали реакцией правительства на эти угрозы. Однако меры по поддержке курса рубля (уже к 19 сентября были израсходованы международные резервы на сумму 36 млрд. долларов) приводили к уменьшению денежного предложения, обострению дефицита ликвидности в банковском секторе, заметному ухудшению условий кредитования реального сектора экономики. Кроме того, они в некотором смысле субсидировали дальнейший вывод капитала из страны.

Правительство и Центральный банк предпринимали шаги по увеличению количества платежных средств, предоставляя банковскому сектору дополнительную рублевую ликвидность. Однако эта политика имела успех лишь в августе, на конец которого денежная масса М2 достигла максимального за весь год значения (на 9,5% больше, чем 1 января 2008 г.). В связи с укоренившимися ожиданиями постоянного внешнего обесценения рубля в российской экономике сформировался механизм автоматической стерилизации рублевой эмиссии: поступавшие в экономику рубли тут же обменивались на валюту. В результате к 1 января 2009 денежный агрегат М2 заметно уменьшился и лишь на 1,7% превышал уровень годовой давности. И это при том, что власти изо всех сил стремились противодействовать процессу «долларизации» повышением процентной ставки.

Новый мощный удар по российской экономике нанесло обвальное падение мировых цен на нефть, произошедшее в октябре - ноябре 2008 года. Ставшее следствием этого сокращение притока валюты в страну резко усилило давление на курс рубля в сторону понижения. Кроме того, экономика столкнулась с мощнейшим шоком со стороны спроса, поскольку нефтяные компании, адаптируясь к принципиально новым условиям, начали свертывать запланированные инвестиционные проекты. В ноябре промышленное производство упало на 8,7%, а в декабре - на 10,3% по сравнению с соответствующими месяцами 2007 года. Начали нарастать неплатежи: общая величина просроченной кредиторской задолженности составила в ноябре 1,048 трлн. руб., превысив уровень октября - на 7,2%.

Правительство (в широком определении, включающем денежные власти) продолжило расходование валютных резервов для обеспечения «мягкой девальвации» рубля. В результате международные резервы уменьшились к 1 февраля 2009 г. до 387 млрд. руб., то есть более, чем на 200 млрд. долларов по сравнению с максимальным уровнем в 597 млрд. долл., достигнутым к 1 августа минувшего года. Сохранялась политика высоких процентов: ставка рефинансирования Центрального банка была поднята 1 декабря 2008 г. до 13%. Были разработаны и начали реализовываться точечные меры по поддержке реального сектора экономики, принимались решения, нацеленные на помощь социально-уязвимым слоям населения.

Главным позитивным результатом антикризисной экономической политики правительства к концу января 2009 года следует считать предотвращение массовых банкротств крупных российских корпораций и,  в особенности, банков, поддержание экономики «на плаву», сохранение относительной социальной стабильности.

В то же время не удалось остановить отток капитала из страны: международная инвестиционная позиция России - разница между вывезенным из страны и ввезенным в страну капиталом - в конце 2008 года составляла (-36,2) млрд. долл. против (-127) млрд. руб. в конце 2007 г. Таким образом, ее абсолютная величина сократилась на 90 млрд. долл., причем падение произошло почти исключительно в осенне-зимний период. Продолжается спад производства, сохраняются серьезные трудности в социальной сфере (по-прежнему, падают реальные доходы населения, растет безработица).

Но особенно впечатляюще выглядит цена, которую правительство заплатило за сохранение относительной стабильности в денежно-финансовой сфере. Треть международных резервов, которые были использованы им в течение всего лишь полугода (200 млрд. долл.), представляют собой при цене 40 долларов за баррель (или примерно 250 долл. за тонну) стоимость 800 млн. т нефти, то есть такой величины, для добычи которой России требуется более полтора лет.

В конце января правительство начало переход к новой антикризисной политике. Было объявлено о завершении «коррекции курса рубля» и установлены границы бивалютного коридора, за которые Центральный банк не должен выпускать национальную валюту. Начался секвестр федерального бюджета, свидетельствующий о стремлении ужесточить финансово-бюджетную политику. В то же время предусматриваются новые вливания государственных средств в банковскую систему, судя по всему, в форме субординированных кредитов. Предполагается также, что в новых условиях процентная ставка постепенно начнет снижаться, что наряду с дополнительной ликвидностью облегчит доступ к кредитам предприятий реального сектора.

Такое сочетание мер экономической политики в условиях, в которых сегодня находится экономика России, представляется весьма странным. Фиксация валютного коридора чревата постоянными спекулятивными атаками на рубль и расходованием новых десятков миллиардов долларов из валютных резервов. В условиях переживаемого экономикой шока со стороны спроса не выглядит привлекательным коктейль, состоящий из относительно жесткой фискальной и относительно мягкой монетарной политик. Большие сомнения в том, что прекратит свое действие упоминавшийся механизм автоматической стерилизации рублевой эмиссии и произойдет самопроизвольное снижение процентной ставки. В то же время существует риск, что чрезмерное ограничение бюджетных расходов будет стимулировать распространение неплатежей и, в конечном счете, усугубление бюджетного дефицита (подобно нашему опыту 1997-1998 гг.).

Прежде, чем формулировать основные контуры альтернативного подхода к антикризисной политике, следует признать, что заметное сокращение экспортных доходов и практическая невозможность рефинансирования внешних долгов частного сектора являются объективными ограничителями функционирования нашей экономики в обозримый период. В нашем распоряжении просто будет меньше ресурсов, чем раньше. Однако похоже (об этом свидетельствуют оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН), что в идеальном случае этих ресурсов достаточно, чтобы не скатиться в зону длительного производственного спада, а может быть, даже и для того, чтобы быстро вернуться в сектор роста.

Для того, чтобы оптимальным образом использовать этот уменьшившийся потенциал, очень важно создать условия для переориентации части в прошлом экспортных товарных потоков на цели внутреннего производства и потребления. Иными словами, задача состоит в том, чтобы создать условия для замещения упавшего внешнего спроса спросом внутренним.

Здесь есть одна ловушка. Со всех сторон раздаются жалобы на отсутствие у предприятий оборотного капитала и невозможность получения кредитов для его формирования. Отсюда - естественное стремление властей оказывать финансовую поддержку конкретным предприятиям, в особенности тем, которые являются системообразующими. Но ведь отсутствие оборотного капитала (равно как и готовности банков предоставлять кредиты под его формирование) в большинстве случаев является следствием слабого спроса на продукцию соответствующих производств, а разовое предоставление денег в такой ситуации проблемы решить не может.

В стимулировании внутреннего спроса на отечественную продукцию главная роль принадлежит государству. Оно, прежде всего, должно выступить как источник конечного спроса, разрабатывая и финансируя крупные проекты, направленные на развитие инфраструктуры и технологическое обновления производства. В необходимых случаях для эффективной реализации проектов могут наряду с рублевыми средствами привлекаться валютные ресурсы, имеющиеся у государства. Эффективным может быть и увеличение закупок в государственные резервы.

Государство может также способствовать восстановлению инвестиционного спроса со стороны топливно-сырьевого сектора. Для этого ему следует по меньшей мере привести размер изымаемой ренты в соответствие с изменившимися условиями на рынке. При этом следует иметь в виду, что рента по природе своей является не налоговым, а факторным доходом государства. Поэтому если государство не снижает соответствующим образом налоги, с помощью которых изымает ренту, оно, без каких-либо оснований, увеличивает реальное налоговое бремя, налагаемое на данный сектор. С учетом того, что мультипликатор валового внутреннего продукта, связанный с инвестициями в нефтяную промышленность, является одним из самых высоких и составляет 1,5, по расчетам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, такая политика является контрпродуктивной.

Наконец, в экономически обоснованных случаях увеличению спроса на отечественную продукцию могут содействовать меры защитительного характера. Прежде всего, как мне представляется, на время кризиса следует ввести ограничения на движение капитала и возвратиться к практике 100-процентной продажи валютной выручки. Это устранит потребность в крупных интервенциях Центрального банка на валютном рынке и сбережет валютные резервы для более важных целей. Будет нанесен удар по механизмам, ведущим к долларизации экономики, и отпадет необходимость в поддержании высокой процентной ставки. Снижение последней будет способствовать инвестиционной активности и нормализации процесса предоставления кредитов. В этом контексте предстоит, наконец, внедрить эффективно действующий механизм рефинансирования коммерческих банков со стороны Центрального банка.

Политика, направленная на стимулирование спроса на отечественную продукцию, будет в полной мере эффективной, если ее проведение будет происходить в благоприятных финансовых условиях. Поддержку банкам и корпорациям в погашении внешних долгов следует осуществлять посредством прямого предоставления валютных кредитов или внесения государством дополнительных средств в их уставный капитал в валюте. Такой порядок снизит понижательное давление на курс рубля. Разумеется, решения о поддержке должны приниматься в каждом отдельном случае.

Предстоит опытным путем найти оптимальный уровень дефицита бюджета, который обеспечивал бы, с одной стороны, восстановление экономического роста, а с другой, - не вел бы к финансовой дестабилизации. При этом должно быть ясно, что стремление снизить уровень инфляции любой ценой может иметь тяжелые последствия. Финансирование дефицита бюджета может осуществляться за счет средств резервного фонда, госзаимствований, прямого предоставления кредитов Центрального банка правительству.

В статье использованы данные официальной статистики, опубликованные на сайтах Центрального банка России и Росстата РФ.




Вернуться
© НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ (New Economic Association)
При любом использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Последнее обновление cайта - 22.05.2019

Пользовательское соглашение | Контакты